Рабби Шимон говорил: «Если трое, сидя за трапезой, не говорили о Торе, то они как бы ели от жертв, принесённых мертвым, как сказано: «…ибо все столы полны отвратительною блевотиной, без Б-га…» Если же они упоминали при этом слова Торы, то они как бы ели со стола Б-га благословенного, как сказано: «…и сказал он мне: это стол, что пред Г-сподом». (Пиркей Авот[1], глава 3, мишна 3)

Сначала разберемся, почему рабби Шимон говорит о трех людях, а не о двух или об одном. Может быть, что два человека едят вместе по случайности. Но когда три человека садятся вместе за трапезу, как правило, это было запланировано. Именно по этой причине биркат а-мазон, благословение после еды с хлебом, которое произносят три человека или более, сидевших вместе за едой, называется мезуман[2] что означает «организованное» или «приглашенное», и имеет специальное вступление. Когда три человека едят вместе, в какой-то мере это можно назвать формальной встречей, и такое событие должно сопровождаться беседами о Торе.

Рабби Шимон не мог настаивать, чтобы каждый человек произносил слова Торы во время еды, потому что, быть может, он человек незнающий. Также, когда двое разделяют между собой трапезу, может случиться, что оба они не сведущи в Торе. Но Рабби Шимон не мог представить себе, чтобы трое евреев сидели за трапезой вместе, и ни один из них не был бы в состоянии произнести слов Торы.

В Талмуде написано, что пока существовал Храм, евреи получали искупление грехов с помощью жертвенника, принося на нем жертвы. Теперь, когда Храма больше нет с нами, место жертвенника занимает семейный трапезный стол – он приносит нам искупление.

Для настоящего еврея стол действительно является жертвенником: еда, которую подают, в буквальном смысле равносильна жертве. Мы пользуемся изобилием, которым благословил нас Б-г, едим, чтобы оставаться здоровыми, и таким образом приобретаем силы, чтобы служить Ему. В сущности, мы «жертвуем» нашу еду для служения Всевышнему.

Зачастую наш стол становится жертвенником в еще одном смысле: мы приглашаем гостей, бедных и нуждающихся, разделить с нами трапезу. Еда, которую мы подаем на стол, становится «жертвой», частью нашего имущества и блага, которые мы отдаем другим, следуя желанию Небес. Обеденный стол – это наш жертвенник в изгнании, и он должен быть освящен словами Торы во время его использования.

В наших святых книгах мы находим упоминание трех типов еврейских лидеров: хахам – мудрец, представляющий собой идеалы Торы, учение и знание Б-жественного слова; коэн – священнослужитель, символизирующий собой авода, т.е. служение и поклонение Всесильному; нави – пророк, основа гмилут хасадим, т.е. доброты и помощи другим, которые он провозглашает.

Действуя согласно древней традиции, еврей за своим столом становится одновременно мудрецом, священником и пророком. Он оживляет идеалы этих трех типов лидеров и тем самым превращает свою трапезу в воплощение трех фундаментальных принципов иудаизма.

Пригласив гостей к столу, еврей совершает добрый поступок, гмилут хасадим. Благословляя еду, он поднимает ее до уровня «жертвоприношения» – того, что съедается во имя служения Б-гу, а значит в каком-то смысле становится коэном. И наконец, выполняя повеление рабби Шимона и ведя беседы о Торе за своим столом, еврей идет по дороге мудреца, пути к Б-жественному знанию.

 

Концепция представления трапезного стола в качества жертвенника и возвышения его с помощью бесед о Торе частично происходит из ощущения, что физический процесс поедания пищи сам по себе не является особо возвышенным, и по этой причине нуждается в освящении и возвышении.

Мы читаем в Торе: «И служите Г-споду, Б-гу вашему, и Он благословит хлеб твой и воду твою, и отвращу болезнь от среды твоей». (Шмот, 23:25).

Комментаторы обращают внимание на то, что «служите Г-споду» сказано во множественном числе, а «хлеб твой» в единственном. Объясняет Руах га-Хаим[3], что молитва, духовная по своей сути, – это общественное занятие. Мы всегда должны стремиться молиться вместе, поэтому «служите» написано во множественном числе. Напротив, есть нужно стараться в одиночестве, ведь в целом это животное занятие. Поэтому «твой хлеб» упомянут в единственном числе. Однако если мы уж решили сделать трапезу общественным событием, то вместо того, чтобы дать ей превратиться в демонстрацию организованного обжорства, мы должны освятить ее словами Торы.

В этом смысле слова Торы выполняют функцию своеобразного благословения. Слова Торы, которые произносятся над столом, освящают этот стол и придают трапезе духовный смысл и возвышенное значение.


[1] Пиркей авот (ивр.) – Поучения отцов. Трактат Мишны из раздела Незикин, содержащий морально-этический кодекс иудаизма.

[2] Мезуман (ивр.) – «организованное» или «приглашенное».

[3] Руах а-хаим – комментарий к трактату «Пиркей авот», написанный р. Хаимом бен Ицхак из Воложина.

Запись За столом мы можем быть священниками, мудрецами и пророками одновременно впервые появилась Имрей Ноам.

Источник

#acjc #crimeajewishcongress #jewishcrimea #Jewish #crimea #israel #израиль

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей, а также с точкой зрения авторов комментариев.
Ответственность за достоверность изложенной в статьях информации несут авторы.
Работы публикуются в авторской редакции.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в статьях.
Обнаружив недопустимые или неточные материалы, свяжитесь с нами.
Если вы обнаружили контент с вашего сайта (например, статью, изображение, видео или поврежденную ссылку) и хотите, чтобы он был удален, сообщите нам об этом.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+