Отрывок из рассказа “Чтоб небу было жарко” (Из книги “Забавные мелочи”).

Часть Первая

 

РИВКА РОЗЕНБЕРГ стояла посреди своей кухни, глядя вверх, на простиравшееся над нею небо. В прежние времена, войдя в кухню и задрав голову, она могла увидеть над собой разве что кухонный потолок. Но это было три недели назад. Теперь же прямо с этого места, на полпути между плитой и мойкой, ей откры­вался прекрасный вид на голубое Б-жественное рукоделье. В ясные солнечные дни прямо у нее над головой проплывали то перистые островки, то огромные кучевые грозди, а то и вели­чественные формации облаков, которые, казалось, время от времени поглядывали вниз, чтобы принюхаться, что она там такое готовит в своей полуразрушенной кухне.

“Мне всегда нравилось, чтобы был вид на природу, — объясняла она своим подругам. — Другие платят сумасшед­шие деньги за такой вид.”

“Ты права, Ривка, — отвечали подруги, — но все же, что ни говори, иметь крышу над головой тоже неплохо.”

“Ну, я же делаю все, что от меня зависит. Я непрерывно звоню в эту проклятую фирму, но мне всякий раз отвечает пластинка: “Фирма “Надежная кровля” вас слушает. Все на­ши телефоны временно заняты, но вы не волнуйтесь, не пере­живайте — оставьте ваше сообщение, и один из наших мас­теров позвонит вам, как только… биип!” И все это — на фоне песни ”А дождик мне на голову — кап-кап-кап…”, пред­ставляете?”

“Ривка, Ривка, но ведь на дворе уже ноябрь месяц! Сколь­ко ты еще можешь готовить на открытом воздухе? Вот-вот начнутся дожди, и твоя кухня потонет! Все твои продукты поплывут неизвестно куда! Или, может, у тебя водонепрони­цаемая плита?”

“Да не волнуйтесь вы так. Я уже столько раз звонила это­му кровельщику, что он просто не может не заявиться в са­мом скором времени. Кроме того, мы же дали ему три тысячи долларов в задаток!”

Но Ривкины друзья были настроены скептически. “Этот твой мастер ухитрился сделать сразу две дырки — одну в ва­шем потолке, а другую — в вашем кармане, — без устали твердили они. — Вы ужасно наивны. Ведь уже прошло не­сколько недель…”

“Он, наверно, просто занят, — пожимала Ривка в ответ плечами. — А кроме того, я и так справляюсь. Я придумала кучу способов, как защититься от переохлаждения. Я непре­рывно жгу газ, чтобы в кухне было потеплее, натягиваю са­поги на три пары носков и зашнуровываю Нахумову парку поверх целой кучи рубашек. Под рукавицы идут мои шерстя­ные перчатки, а шарф я накручиваю, как настоящую мантию, — километрами. Двигаюсь я при этом с трудом, зато чув­ствую себя практически так же, как если бы находилась в теп­лой комнате. Птицы, правда, немного досаждают — взду­мали устроить себе гнездо на кухонных полках, — но когда ветер дует как следует, им не удается спланировать внутрь кухни.”

Только Ривка Розенберг способна была сохранять хоро­шее настроение в подобной ситуации. Если был на свете че­ловек, видевший все в розовом свете, всегда приветливый и никогда не ворчавший, так это она. Жизнь представлялась ей одним сплошным приключением, и друзья никогда не могли предсказать, какой неожиданный трюк она выкинет в следу­ющий раз.

 

НАХУМ РОЗЕНБЕРГ, счастливый супруг такой нестан­дартной жены, идеально соответствовал ее нестандарт­ным особенностям. Ученик ешивы, наделенный от природы аналитическим умом и убийственным остроумием, он, к тому же, обладал неистощимым запасом терпения.

“Почему ты выбрала именно “Надежную кровлю”?” — спросил он свою юную супругу в своей типичной мягкой ма­нере.

“Хочешь знать правду?” — застенчиво спросила она.

“Конечно, я хочу знать правду!”

“Ну, я не думаю, что ты действительно хочешь ее знать.”

“Уверяю тебя, что хочу! Так почему же ты выбрала имен­но “Надежную кровлю”?”

“Потому что мне понравилась расцветка их фургона.”

“Потому что тебе понравилась расцветка их ФУРГО­НА?!”

"В убогой пещере, без друзей и без денег"

“Я же говорила, что ты не хочешь знать правду! У них был такой голубенький фургон и очень забавная надпись зо­лотом по голубому! А кроме того, они просили на полторы тысячи долларов дешевле.”

“И ты не попросила гарантий?”

“Нет. То есть, да. Но мистер Джонс, хозяин, сказал, что если мы не будем требовать гарантий от них, то он не будет требовать гарантий от нас. Мне это показалось вполне разум­ным.”

“Судя по всему, этот Джонс все-таки выгадал больше, чем мы”, — заметил Нахум, сбрасывая с головы грязную бу­мажку, которую занесло в кухню очередным порывом ветра, — как бы в доказательство правоты его слов.

К счастью, белый пух еще не покрыл землю, но, судя по холодному, сырому ветру, ждать его оставалось недолго. Бы­ло самое время вспомнить о своих законных правах, пред­принять некие юридические действия — и вообще что-то предпринять.

 

АЛЛО, ШАЯ? Это Нахум Розенберг. Да, верно, мы учи­лись в одной школе, только я на два класса моложе вас, но мы посещали одни и те же уроки… Да, да. Извините, что беспокою вас дома, но поскольку вы адвокат… Дело в том, что мне нужна юридическая консультация.

Мы решили переделать кухню и пригласили кровельщи­ка. Фирма “Надежная кровля”, не больше — не меньше, пред­ставляете? Они сняли крышу, а потом снялись вместе с на­шими деньгами, и больше мы о них не слышали. Мне срочно нужна ваша помощь, чтобы разыскать этого прощелыгу Джонса и заставить его починить нашу крышу еще до конца нынешней недели…”

“До конца недели? — недоверчиво переспросил Шая. — Вы что — ждете снегопада?”

“Хуже”, — дрожащим голосом ответил Нахум.

“Что может быть хуже?”

“Я жду свою мать! Она одолжила нам деньги на ремонт, а теперь решила приехать в гости. Если она обнаружит, что нас с Ривкой надули, она взовьется до потолка…”

“При условии, что он у вас к тому времени будет”, — съязвил адвокат.

“Это, конечно, звучит забавно, я понимаю, но мне не до смеха. С тех пор, как я стал религиозным человеком, тому уже десять лет, моя мать все время ждет, что я пожалею о своем поступке. По ее представлениям, я давно мог бы стать финансовым воротилой, у которого один дом в Скарсдейле, другой — на мысе Код и такая куча дел, что некогда жить ни в одном из них. Ей все кажется, что сейчас я живу, как рабби Шимон бар Йохай, — в убогой пещере, без друзей и без денег.”

“А вы не пробовали пригласить ее как-нибудь на субботу, чтобы показать ей нашу компанию?”

“Приглашал, и не раз, но она и слышать не хочет. “Это твоя компания, не моя”, — вот и весь сказ. И вдруг сейчас, как гром среди ясного неба, — решила нанести нам визит.”

“Ну, что ж, ясное небо она увидит в изобилии, как я пони­маю, — вставил Шая, но видя, что его собеседник не оценил эту остроту, взял серьезный тон. — Ладно, перейдем к делу. Сомневаюсь, что я смогу отыскать вашего злополучного кро­вельщика до пятницы, но в любом случае постараюсь. Со сво­ей стороны, уже не как юрист, могу посоветовать — попро­буйте уговорить вашу матушку отложить свой визит…”

"В убогой пещере, без друзей и без денег"

Для такого банального совета не нужно быть адвокатом, подумал Нахум. Он уже и сам пытался это сделать, но увы… Стоило ему только намекнуть на такую возможность, как на его голову обрушился поток негодующих упреков. Можно се­бе представить, что она обрушит на него, когда увидит, в ка­ком состоянии их кухня!

 

НАХУМ вознес молчаливую мольбу Всевышнему, чтобы все обошлось наилучшим образом, и снова обратился к жене. “Ривка, давай уж расстараемся в эту субботу! Ты же зна­ешь, мама любит, чтобы все выглядело сногсшибательно. Да­вай надраим квартиру так, чтобы она не заметила наш ”вид на природу”. Для начала я готов распаковать наш хрусталь, а ты начисть столовое серебро.”

“В этих рукавицах?”

“Хорошо, давай ты будешь распаковывать хрусталь, а я начищу серебро.”

“Чтобы распаковать хрусталь, тоже нужна подвижность верхних конечностей, а мои, я боюсь, уже превратились в ле­дышки.”

“Ну, хорошо, что же ты предлагаешь сделать?”

“Ты, наверно, хочешь, чтобы наш дом выглядел, как кар­тинка из модного журнала?”

“Н-ну… что-нибудь в этом роде…”

“Тогда я предлагаю украсить его скульптурами из льда!”

“Брось свои шуточки! Я говорю серьезно!”

“А я вовсе не шучу. Это для тебя она — всего только мать, а для меня — как-никак, свекровь! Слушай, а почему просто не сказать ей всю правду? Нам немножко не до гостей, потому что нам немножко продырявили крышу…”

“Кончай острить”, — мрачно сказал Нахум.

“И не думала. Ладно, так и быть, давай устроим что- нибудь особенное на эту субботу. С Б-жьей помощью, все обойдется. Вот увидишь.”

"В убогой пещере, без друзей и без денег"

НАХУМ ПРИСТАЛЬНО посмотрел на жену. Ее спокой­ствие и уверенность всегда благотворно действовали на его разгулявшиеся нервы. “Ты права, как всегда. Только не забудь, пожалуйста, что с тобой вечно случается что-нибудь неожиданное. Так ты уж мне обещай, что на этот раз никаких неожиданностей не будет. Хватит с меня сюрпризов.”

“С каких это пор я тебе устраивала сюрпризы?” — с не­винным видом спросила Ривка.

“Ты уже забыла, что только на-днях я застал у нас дома шестнадцать твоих приятельниц, которые с восторгом разно­сили нашу квартиру в щепки?!”

“Только, пожалуйста, без преувеличений! Их было не шестнадцать, а всего четырнадцать, а кроме того, я же тебе уже объясняла, что у меня куда-то подевались часы, те, что с будильничком. Ну, я позвонила Саре Перлман, чтобы она помогла мне их найти, она тут же прибежала, и представ­ляешь — ровно в девять будильничек запищал, но мы не успе­ли сообразить, откуда идет звук! Ну, перед десятью я позво­нила Гитти Клейн, ты же знаешь, как она всегда рада помочь, и мы разделились — я сторожила в кухне, Сара в спальне, а Гитти — в салоне, но мы опять не поняли, откуда идет сиг­нал, так что мне пришлось вызывать на помощь всю нашу теплую компанию — Эллен Шейнберг, Фейгу Бронштейн, Шиффи Лазаров, Михаль Липшиц и Шаю Краус. Все заняли свои посты, но разве можно выследить часы, если они захотят спрятаться? Пришлось звать Дину Бергер, Хумми Марголис, Бину Левкович и Джуди Штерн. Ну, а Двора Кац, Дорис Гинзберг и Блюма Шойхет проезжали мимо, увидели кучу машин у нашего подъезда и поднялись посмотреть, что слу­чилось. Как раз оставалось четыре секунды до двенадцати, все приготовились к сигналу, чтобы найти, откуда он идет, а тут ты как раз и заявился. Но разве мы могли бросить поиски, когда уже столько времени потрачено, сам подумай?!”

“Минуточку! — Нахум поднял руку в знак протеста. — Твое объяснение не согласуется с тем, что я увидел. Вы себе затеяли что-то вроде телевизионной игры: полная тишина, раздается бип, и начинается совершенный кавардак — куча взрослых женщин швыряют подушки на пол, выбрасывают одежду из шкафов, ныряют в ящики с постельным бельем и поднимают ковры! По-моему, кто-то даже полез в холодиль­ник! Потом какая-то дамочка кричит: ”Я нашла, я нашла!” — и все начинают кричать и вопить, словно она выиграла глав­ный приз в лотерее…”

Ривка буквально купалась в воспоминаниях.

“Может, мне стоило бы открыть службу розыска пропав­ших часов, как ты думаешь? Согласись, это был настоящий детективный розыск…”

“Уж скорее настоящий погром! Ривка, — разгорячив­шийся было Нахум снова взял себя в руки и заговорил уве- щевающе, — я могу тебе напомнить добрую дюжину таких же восхитительных эскапад, но в эту субботу я тебя прошу — никаких трюков, никаких компанейских мероприятий, ника­кой перестановки мебели и прочих фокусов. Пусть это будет самая обычная, спокойная, без всяких сюрпризов, суббота, идет?”

“Идет!”

Продолжение следует

Запись "В убогой пещере, без друзей и без денег" впервые появилась Имрей Ноам.

Источник

#acjc #crimeajewishcongress #jewishcrimea #Jewish #crimea #israel #израиль

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей, а также с точкой зрения авторов комментариев.
Ответственность за достоверность изложенной в статьях информации несут авторы.
Работы публикуются в авторской редакции.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в статьях.
Обнаружив недопустимые или неточные материалы, свяжитесь с нами.
Если вы обнаружили контент с вашего сайта (например, статью, изображение, видео или поврежденную ссылку) и хотите, чтобы он был удален, сообщите нам об этом.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+